Рынок больших перемен

Un articol de pe www.profit.md despre părererea specialiştilor în legătură cu noua Lege a pieţei de capital din Republica Moldova.

\r\n

Уже меньше, чем через год в Молдове заработает новой закон о рынке капитала, отношение к которому у тех, кто будет им руководствоваться в своей профессиональной деятельности, мягко говоря – неоднозначное. У некоторых оно граничит с неприязнью, поскольку в их понимании новый закон противоречит всему тому, что молдавский рынок капитала в таких муках рождал все эти 20 лет.

\r\n

После спешных парламентских чтений минувшего лета, во время которых не все депутаты понимали, какие поправки они вносят, за что голосуют, а главное – зачем, закон опубликован в Monitorul Oficial. В поисках восторженных комментариев к закону корреспонденты Б&Ф неожиданно для себя выяснили, что он практически в одинаковой мере разочаровал и тех, кто с нетерпением ожидал его появления, и тех, кто противился ему изо всех сил.

\r\n

Редакция Б&Ф не отказалась от творческого замысла корреспондентов: устами профессиональных участников рынка капитала рассказать о том, что в новом законе «хорошо», а что «плохо»? Мы исходили из того, что представленные в публикации «за» и «против» закона помогут разработчикам 40-50 нормативных актов, которые издаст Национальная комиссия финансового рынка (НКФР), чтобы к моменту вступления в силу Закон о рынке капитала заработал в полной мере, и его не постигла бы участь мертворожденного документа.

\r\n

Политики рынка определяет закон

\r\n

Аурика ДОЙНА, член административного совета НКФР

\r\n

Работа над проектом закона началась еще в 2008 г. При его подготовке была проведена большая работа – и по изу-чению большого числа европейских директив, и по разработке самого текста закона. Его цель – приведение национального регуляторного законодательства в сфере рынка капитала в соответствие с директивами Евросоюза, принципами IOSCO и внедрение лучшей международной практики для развития инфраструктуры молдавского рынка капитала.

\r\n

Утверждение закона – лишь первый этап комплексных реформ в сфере рынка ценных бумаг. Сейчас необходимы значительные усилия по разработке около 40 нормативных актов, и здесь мы рассчитываем на поддержку профессиональных участников для достижения качественных результатов в процессе внедрения закона.

\r\n

На сегодняшний день закон является базовым документом, определяющим политику на рынке капитала, и прежде всего предполагает переход к правилам и моделям ЕС. Этот переход позволяет надеяться, что с того момента, как правила станут ясными, на рынок РМ придут инвесторы.

\r\n

Новый закон устанавливает правовые основы регулирования рынка капитала, а также деятельности инвестиционных обществ, ценных бумаг, инфраструктуры рынка капитала, раскрытия информации и злоупотреблений на рынке. Стоит отметить, что инфраструктура рынка остается нетронутой, только наименование профессиональных участников изменится, расширится спектр услуг для брокеров и дилеров.

\r\n

Закон предусматривает широкую гамму услуг, предоставляемых инвестиционными обществами. Так, клиентам, не обладающим знаниями и достаточным опытом в сфере инвестиций в финансовые инструменты, инфраструктуру рынка капитала, инвестиционные общества окажут консалтинговые услуги.

\r\n

Внедрение новых требований к размеру капитала профессиональных участников, оказывающих услуги на рынке капитала, – основное условие для организации и прозрачного управления, развития новых продуктов и программ, найма подготовленного персонала, развития информационной инфраструктуры, что будет способствовать финансированию потребностей бизнеса посредством рынка капитала.

\r\n

Боязнь, что профессиональные участники рынка ЦБ не готовы выполнять новые правила и требования закона, в частности формировать уставный капитал безосновательна. Смею заверить, что на сегодняшний день все 11 небанковских брокеров отвечают максимальным требованиям к собственному капиталу для категории „А” в размере 50 тыс. евро. В зависимости от вида лицензии новые нормы обяжут некоторых небанковских брокеров найти дополнительные ресурсы для постепенного увеличения капитала в течение 10 лет деятельности. Банковскими брокерами эти требования выполнены уже в первый год внедрения закона. К тому же был снижен максимальный размер собственного капитала, который следовало выполнить через 10 лет для получения лицензии категории „С” до 300 тыс. евро. Кроме того, снижен размер собственного капитала для фондовой биржи и центрального депозитария – до 1 млн. евро.

\r\n

Важно и то, что новый закон повысит инвестиционную привлекательность Молдовы. Так, фонд компенсации инвесторов будет регулироваться европейскими директивами о системах компенсации инвесторов. Это является основным компонентом такого важного процесса, как повышение доверия инвесторов к рынку капитала, возможностям покрытия рисков. Эта система компенсаций инвесторов должна гарантировать необходимый уровень защиты, по крайней мере, для малых инвесторов – физических лиц, в случае, когда инвестиционные предприятия не в состоянии выполнить свои обязательства перед клиентами – инвесторами.

\r\n

Рынок в ожидании перемен

\r\n

Вячеслав ИОНИЦЭ, председатель комиссии по экономике, бюджету и финансам

\r\n

К сожалению, рынок капитала в РМ слабо развит, регулирование до сих пор избыточно. Главная цель нового закона в том, чтобы модернизировать инфраструктуру, а именно – институты, которые работают на рынке, и регулирующие акты, которые управляют рынком.

\r\n

Когда что-то происходит, понятно, что есть реакция рынка. В условиях, когда считали, что мы должны объединить депозитарий с регистраторами, когда должны появиться еще 40 регулирующих актов, само собой возникли сомнения у всех представителей рынка.

\r\n

Когда у нас вообще нет рынка, когда три вида инструментария работают, да и те, простите, убоги, тогда возникает вопрос: а что, собственно, регулировать и приостанавливать? Многим непонятен сам процесс регулирования. Все думают, что закон развивает рынок, но это немного не так. В данном случае закон притормаживает возможные плохие последствия. Когда рынок бурно развивается и все идет прекрасно, есть риски. Рынок капитала имеет такие свойства, что все время изобретаются новые инструментарии, и сложно понять, что дальше будет. Поэтому нужно регулирование, чтобы как-то предотвращать риски.

\r\n

Все кричали и обвиняли в рейдерских атаках независимых регистраторов – мол, они акции переписывали. Но на самом деле они только исполняли решения судов, которые не могли не исполнить. Проблема рейдерской практики в Молдове – в судебной системе.

\r\n

Прошлогодние рейдерские атаки показали, что это недоработка предохранительных рычагов на рынке капитала, существующие инструменты и органы регулирования не могут иногда гарантировать права участникам рынка.

\r\n

После того как у нас все это произошло, мы изменили Закон о рынке капитала, ужесточили условия для тех, кто может регистрировать и сам процесс. На сегодняшний день нужен был новый закон, следовательно, нужны новые институты. Но и старые не нужно быстро убивать. Поэтому, для того чтобы как-то амортизировать реакцию рынка, мы оставили регистраторов. Для этого пришлось вернуть целые статьи закона.

\r\n

Мы проводим реформы, согласовывая их. В ближайшее время вернемся к этому закону, чтобы, с одной стороны, иметь возможность четко регулировать рынок, а с другой – минимизировать интервенции каких-то органов – НКФР или других игроков. Есть желание убрать с рынка регистраторов, но мы решили быть аккуратными и оставили их. Существуют два противоположных мнения. К сожалению, эти стороны не смогли привести убедительных аргументов. В данном случае это было соломоново решение. Мы решили сохранить статус-кво. Я не говорю, что я железный адепт регистраторов, не говорю, что они не нужны. Но в момент принятия закона не было возможности дать четкий ответ. Теперь мы доросли до того, чтобы сделать апгрейд системы.

\r\n

Множество регулирующих нормативных актов – это очень хорошо. Хотя все считают наоборот. Когда есть четкое регулирование, снижается вероятность принятия чиновником волюнтаристских решений. Проблема в том, что недорегулирование позволяет и участникам рынка делать непонятные вещи, а чиновникам – самовольничать. Участники рынка должны понимать, что четкие правила игры – им на пользу. Это снизит возможность делать что-то ненужное, а с другой стороны – защитит их от агрессии чиновника.

\r\n

Участники рынка должны это ценить. Мы поступили правильно и не пошли на жесткие меры. Думаю, что будет еще долгий процесс дискуссий по закону.

\r\n

Участники рынка защищают себя. Это нормальный процесс. Люди проработали 20 лет, и вдруг им говорят, что они не нужны. Я не думаю, что они скажут, что мы их не слушали. Мы встречались и будем встречаться. Кроме того, я пошел на то, чтобы объяснить международным партнерам, почему мы пошли на это. Мы не против реформ, но за внятные и понятные реформы.

\r\n

После принятия закона мы будем больше интегрироваться хотя бы в региональный рынок капитала. Акции могут покупаться посредством электронных платформ на других биржах, и у нас будет доступ через виртуальную платформу на другие биржи, и доступ к рынку будет не только у больших, но и у маленьких игроков.

\r\n

Что касается мелких акционеров, то здесь палка о двух концах. Существует проблема их администрирования. Ситуация такая, когда у одного собственника 98% собственности предприятия, а у 5 тыс. акционеров – 2% собственности. На общее собрание должны приглашать всех, и затраты на это огромные.

\r\n

Первый соблазн был – отобрать у мелких акционеров собственность. Два года назад появился проект закона. Я был категорически против, потому что у нас таких акционеров, которых подразумевал тот закон, где мажоритарий имеет больше 90%, 170 тыс. человек. Но на сегодняшний день нет возможности оценить реальную цену акции.

\r\n

Я тогда задал простой вопрос: сколько стоит одна акция? Все методы оценки, которые существуют, могут быть в таком порядке, что у мелкого акционера отберут собственность по непонятной цене. Я предложил другое – чтобы мелкие акционеры имели право продать свою собственность, и тот мажоритарий, который имеет больше 90% акций, обязан купить по наивысшей цене.

\r\n

В разных странах это заставляют делать, давая возможность мелким акционерам продать акции. В Молдове мы тоже к этому придем, когда у нас будет какой-то рынок. А когда нет рынка капитала, тогда не нужно никаких движений. Очень сложно оценить стоимость акций и отобрать их у акционеров, когда непонятна цена. Это опасно. Методы оценки акции при отборе у миноритариев не позволяют сказать, что будет оценено правильно.

\r\n

Я думаю, что в ближайшие три-четыре года этот вопрос невозможно решить, и только потому, что акции могут отобрать за бесценок. Но это головная боль, и эту проблему нужно решить. На сегодняшний день было бы неправильно ее решать, потому что метод решения довольно варварский.

\r\n

Надежды регистраторов

\r\n

После принятия закона во втором чтении независимые регистраторы вздохнули. Но изменения, которые могут последовать, их не радуют. Даже при попытке узнать их мнение, оценить последствия участники рынка с опаской отвечали на вопросы корреспондентов Б&Ф, желая остаться анонимными. Но все в один голос говорили, что рады, что их оставили на рынке.

\r\n

Профессиональные участники рынка, все как один против принятого закона, так как есть много неопределенностей. Закон сам по себе непонятен, разрушено все, что было до сих пор, введены новые понятия, которые неопределенны на рынке. Кроме того, к закону необходимо рассмотреть и принять еще 40 нормативных актов, а это уже говорит о том, что сам по себе закон нежизнеспособен. Пока они не будут приняты, многое еще не окончательно. Закон не для молдавского рынка, и мы, регистраторы, в нем не нуждаемся. Само чтение закона непонятно даже для профессионала, а что говорить о любителях?

\r\n

В новом законе приписаны огромные требования к рынку. Создается впечатление, что закон принят с одной целью и был рассчитан на одного брокера, одного депозитария, которые будут контролировать рынок.

\r\n

Многие вопросы обсуждались ранее и в парламенте, но наши аргументы проигнорировали. Видимо, выделенные деньги нужно было отработать сполна.

\r\n

Регистраторы остались на рынке, но непонятно, как дальше действовать на нем, не хватает подзаконных актов. Может быть, до их принятия закон еще подправят?

\r\n

Мы считаем, что, прежде чем принимать закон, необходимо решать старые проблемы. А именно – последствия массовой приватизации 1995 г. В реестре более тысяч акционеров.

\r\n

Сначала необходимо заняться мелкими проблемами, избавиться от мелких акционеров, а потом уже проводить и внедрять реформы на рынке капитала. Все нужно делать постепенно. Закон предусматривал, что фонды должны быть ликвидированы в течение трех лет. Прошло уже 10 лет, а у большинства процесс ликвидации не закончен.

\r\n

На семь бед – один ответ

\r\n

Олег ГУЩИН, брокер, директор компании DAAC Invest

\r\n

Мне кажется, что на Молдову оказывали и сейчас оказывают влияние три модели бизнес- развития. Проще говоря, три возможности, для того чтобы заработать на рынке капитала деньги.

\r\n

ПЕРВАЯ. Я ее называю американской возможностью. У нее принцип: зарабатывает тот, кто этого очень хочет. Необходимо, правда, через многое пройти: выучиться, знать правила игры и не нарушать законы. Все остальное зависит от самого человека – от его характера, воли, стремления, желания.

\r\n

Мы хорошо помним дух этой модели 90-х годов ХХ века, когда нам оказывали содействие различные американские миссии по поддержке малого и среднего бизнеса, по созданию механизмов приватизации и институтов фондового рынка. Было такое чувство, что мы вступаем в новую эпоху, в которой каждый может применить свои силы, знания и рассчитывать на успех. Обратите внимание: философия успеха и открытых возможностей для каждого – чуть ли не национальный приоритет Америки.

\r\n

ВТОРАЯ. Эта модель европейская, консервативная. Здесь уже все не так: здесь развивается только тот бизнес, который исторически себя позиционировал, выстоял в конкурентной борьбе, в кризисе, прошел через законодательную систему, основанную на сдерживании различных спекулятивных инициатив. Потому что антикризисные меры по-европейски – это не поиски конструктивных бизнес-решений, а напротив – это всевозможные ограничения уже существующих. Здесь бизнес не для всех, но для тех, кто выстоял.

\r\n

ТРЕТЬЯ. Я называю эту модель арабской. Суть ее состоит в том, что работают все, но зарабатывают единицы, возможно, несколько кланов, и доступ к ним и к их возможностям наглухо закрыт. Тут уже действует совершенно иная социальная идеология: не лезь, если хочешь остаться целым и невредимым.

\r\n

Вот почему я думаю, что нам сначала нужно определить, какой тип предпринимательской инициативы мы хотим у нас видеть, а потом говорить о законодательных нормах, ограничивающих или развивающих эту инициативу, определяющих ее как законную или, наоборот, противоправную, способствующую или препятствующую.

\r\n

Обсуждая любой законодательный документ, предложенный извне, хотелось бы отметить некоторые концептуальные моменты. Все зависит от того, какова природа происхождения закона. Если он внедрен в гражданское общество и следует из его потребностей, призван разрешить накопившиеся противоречия, тогда он регламентирует те бизнес-инициативы, которые уже и так присутствуют в обществе, работают и нуждаются в регулировании.

\r\n

Если же закон привнесен извне, тогда мы видим только одностороннее приложение к пустому месту, то есть видим лишь запреты, не понимая: а где же то, что можно? При этом считается, что такое импортное законодательство работает как бы на наше опережение. То есть когда в гражданском обществе появятся те или иные бизнес-решения, то они уже сразу будут регламентированы. Я спрашиваю: а появятся ли они в таких условиях? И это грабли, на которые мы постоянно наступаем, соглашаясь на импорт того или иного законодательства. Когда нам ставят условия в области правовой стандартизации, нам бы следовало максимум усилий приложить к анализу импортируемых законов и норм, особенно в части их применения и эффективности в других странах.

\r\n

Им следовало проделать сравнительный анализ показателей экономических пространств Евросоюза, где действует данное законодательство, с экономической действительностью Молдовы. Ничего подобного проделано не было. Правда, профессиональные участники высказывались по поводу закона, но никто всерьез их не воспринимал. Когда же пришло время принимать закон, он продолжал оставаться недоработанным.

\r\n

Но насколько мы можем говорить о наличии самого рынка? Когда мы испытываем желание поговорить о рынке, то, чтобы много не философствовать, я бы посоветовал сначала посмотреть биржевую статистику за день, неделю, месяц. Понятно, что мы увидим там какие-то одинокие сделки – малые или крупные. Но вопрос в том, можно ли это назвать собственно рынком?

\r\n

Может, нам надо было сначала на этом сконцентрировать внимание и решить, как запустить рынок? Что нужно предпринять, чтобы торговля ЦБ была непрерывной и устойчивой, чтобы спрос и предложение были не единичными и случайными, а конкурентными, что позволяло бы получать действительно справедливые рыночные цены.

\r\n

Рынку дали свободу

\r\n

Александр САВВА, финансовый консультант, один из авторов и главный идеолог Закона о рынке капитала

\r\n

Б&Ф: Закон о рынке капитала был опубликован, но, насколько нам известно, он претерпел изменения в сравнении с первоначальным вариантом. Окончательный текст закона не вызвал полного удовлетворения. Какие нормы не должны были попасть в закон, а какие упущены в нем напрасно?

\r\n

А.С.: Вряд ли вы найдете хотя бы один закон, который полностью, от начала до конца, устраивал бы кого-либо. Любой закон, принятый парламентом, – это компромисс между разными заинтересованными сторонами. Все соглашаются на определенные уступки, и поэтому никто не скажет, что полностью удовлетворён окончательной редакцией закона. Мне кажется в порядке вещей тот факт, что принятый Закон о рынке капитала претерпел некоторые изменения по сравнению с вариантом, разработанным мною и экспертом из Великобритании.

\r\n

В процессе рассмотрения закона были внесены изменения, связанные с уровнем собственного капитала, внутренней организацией инвестиционных фирм, деятельностью независимых регистраторов. Но в целом принятый закон соответствует той модели регулирования рынка, которую мы обозначили в начале. Очень важно, что из закона не исчезли принципиально важные нормы в регулировании рынка, без которых закон стал бы бесполезным. Безусловно, в принятом законе можно найти пробелы и упущения. Но именно этот режим регулирования, который я обозначил как принципиально важный, дает возможность решить самые острые проблемы, с которыми сталкиваются рынок и его участники на сегодняшний момент.

\r\n

Б&Ф: Какие принципиально важные нормы вы имеете в виду и что за острые проблемы рынка они решают?

\r\n

А.С.: Одна из самых главных проблем – жесткое регулирование фондового рынка, полное ограничений и требований. Ограничения настолько болезненны для компаний и инвесторов, что никто не хочет связываться с фондовым рынком, и большинство ищет возможности, чтобы уйти с него. Именно поэтому акционерные общества при первой же возможности реорганизовываются в общества с ограниченной ответственностью. Именно поэтому иностранные инвесторы, приходящие в Молдову, создают ООО, а не акционерное общество. Именно поэтому на рынке РМ не появилась ни одна зарубежная инвестиционная программа.

\r\n

Вся сложность в том, что действующее законодательство обязывает акционерные общества и акционеров быть частью фондового рынка, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Акционерные общества обязаны регистрироваться на бирже; акционеров заставляют совершать сделки исключительно при участии посредников, за услуги которых нужно платить. Большинство сделок с ЦБ должны пройти очень сложную и дорогостоящую процедуру, известную как «предложение на вторичном рынке» и длящуюся, в лучшем случае, месяц или два. Ценная бумага должна быть самым ликвидным инструментом, почти как деньги. А у нас сделка осуществляется в течение месяцев и только при наличии предварительного согласия госоргана. Это – нонсенс.

\r\n

Принципиально важно, что новый закон о рынке капитала упраздняет все эти ограничения и дает возможность компаниям и инвесторам самим решать, нуждаются ли они в инвестиционных инструментах рынка. Согласно новому закону, акционерные общества вправе сами решать – регистрироваться им на биржах или нет. Инвесторы имеют свободу пользоваться или не пользоваться услугами посредников.\r\nПредложения на вторичном рынке, в том виде, в котором существуют сегодня, исчезают, оставляя место только предложениям по поглощению. Миноритарные инвесторы вправе требовать от мажоритарного акционера выкупить акции, и, таким образом, имеют возможность выйти с фондового рынка и получить обратно рыночную стоимость своих инвестиций. В равной мере мажоритарный акционер вправе превратить публичную компанию в закрытую (частную) компанию, выкупив акции у миноритариев. Все эти нормы принципиально важны для рынка и, к счастью, остались в новом Законе о рынке капитала.

\r\n

Б&Ф: На ваш взгляд, смогут ли участники рынка адаптироваться к его чрезмерной регламентации законом ?

\r\n

А.С.: С момента появления нового закона несколько очень шумных участников рынка приклеили ярлык о чрезмерной регламентации рынка законом, и они же всеми способами попытались растиражировать его. В действительности же чрезмерная регламентация рынка новым законом – миф. Попытайтесь объективно оценить тот факт, что закон упраздняет ограничения, о которых я говорил ранее, и вы поймете, что новый закон существенно дерегулирует рынок. Отмена существующих на сегодняшний день ограничений и требований доказывает, что новый закон упрощает жизнь компаниям и инвесторам.

\r\n

Как аргумент в пользу «чрезмерного регулирования» некоторые участники рынка приводят положения нового закона, связанные с внутренней организацией деятельности инвестиционных обществ (нынешнее законодательство именует их «профессиональными участниками»), такие как проверка соответствия, управление рисками, внутренний аудит, ограничения на личные сделки, конфликты интересов. Но этот аргумент недействителен, так как закон позволяет инвестиционным обществам не применять эти положения.

\r\n

А смогут ли существующие участники рынка адаптироваться к новому закону – зависит только от них. Всем нравится приводить в пример банковский рынок как наиболее развитый сегмент финансового рынка РМ. Но ведь на банковском рынке ничего не упало с неба. Для достижения этого уровня банки много и усиленно работали. То же самое происходило на рынке микрокредитования. Лет 10 назад мало кто верил в успех организаций по микрофинансированию. Но они так настойчиво продвигали свои услуги, что сейчас стали значимым источником финансирования. То же самое нужно сделать и на фондовом рынке. Профессиональные участники должны убедить инвесторов, что они серьезные и солидные финансовые посредники, которым можно доверить деньги. В равной мере они должны убедить компании в том, что могут через посредничество предоставлять инвестиции. Для того чтобы инструменты фондового рынка пользовались успехом, их нужно продвигать. И участники РЦБ должны играть первоначальную роль в этом отношении.

\r\n

Б&Ф: Насколько правы те, кто говорит, что новый закон разрушит молдавский рынок капитала?

\r\n

А.С.: Существующий рынок капитала – это не более чем статистика. Кто-то на определенном этапе решил, что все операции с ЦБ должны войти в эту статистику. Неважно, к примеру, что ценные бумаги принадлежали закрытым компаниям; неважно, что в эту статистику попадают, к примеру, получение ЦБ в результате дарения, правопреемственности, наследования, безвозмездного предоставления в процессе приватизации. Все это у нас входит в статистику и считается «рынком капитала».

\r\n

Знаете, лет 10 назад было такое предложение, чтобы квалифицировать доли участия в ООО как «ценные бумаги» и, соответственно, считать, что все передачи прав на доли участия в ООО являются сделками на рынке капитала. Понятно, что в этом случае все ООО попадали бы под те же ограничения, применяемые к ЦБ акционерных обществ, о которых мы говорили выше. Все это было слишком неординарно и очень бросалось в глаза, поэтому, к счастью, от этой инициативы отказались. Но этот пример наглядно показывает, что на самом деле происходит на фондовом рынке РМ.

\r\n

Фондовый рынок, в его правильном понимании, – это публичное обращение ценных бумаг, организованный рынок и деятельность инвестиционных посредников. Все остальное – статистика. Новый закон регулирует именно эти три категории отношений: публичное обращение ЦБ, организованный рынок и деятельность инвестиционных посредников. Все другие отношения, такие как закрытые размещения, сделки вне организованного рынка и операции без участия посредников не входят в сферу регулирования нового закона. Кстати, это дополнительный аргумент в пользу того, что закон дерегулирует рынок.

\r\n

Смею заверить, что те годовые объемы сделок с ЦБ в несколько сот миллионов леев, зарегистрированные до сих пор, никуда не исчезнут. Они продолжатся и в дальнейшем. Только это не фондовый рынок. Фондовый рынок появится, когда будут сделаны публичные размещения ЦБ, когда компании и инвесторы, добровольно, а не по принуждению, начнут торговать на организованном рынке, и начнут пользоваться услугами инвестиционных посредников.

\r\n

Б&Ф: Насколько закон соответствует европейской практике?

\r\n

А.С.: Знаете, некоторые участники рынка неоднократно утверждали, что, дескать, новый закон скопирован с европейских директив. Это, конечно же, не соответствует действительности. Для нас, авторов закона, вероятно, что и для НКФР как инициатора и ответственного за продвижение закона, было важно понять, как европейская модель регулирования рынка будет действовать в наших реалиях, как она поможет преодолеть проблемы, с которыми сталкивается молдавский фондовый рынок.

\r\n

Конечно же, между новым законом и директивами ЕС есть отличия. Это касается положений о выпуске облигаций, независимых регистраторах, требованиях к собственному капиталу, классификации инвестиционных услуг и др., которые регулируются директивами иным образом. Но эти аспекты имеют второстепенное значение, и если говорить в количественном отношении, то таких отличий мало. В основном же новый закон полностью соответствует европейской практике.

\r\n

Это доказано тем, что закон является переложением 11-ти директив. И важнее всего, что новый закон содержит главные принципы регулирования рынка, перенятые из европейских директив. Это и те нормы первостепенной важности, о которых мы говорили в начале, и положения о публичных предложениях, организациях и инфраструктуре рынка, инвестиционных услугах, раскрытии информации, ограничении инсайдерской торговли и манипулировании, деятельности организаций коллективного инвестирования и др.

\r\n

В то же время мы должны понять, что переложение европейских директив на молдавскую реальность не является самоцелью. Во-первых, это способ привлечения иностранных инвесторов на фондовом рынке РМ. Во-вторых, европейская модель регулирования рынка объективно лучше, чем существующий на молдавском рынке режим.

\r\n

Б&Ф: Вам не кажется, что из закона не исходит самое главное, – к примеру, как на рынке капитала можно заработать?

\r\n

А.С.: Я вынужден вернуться к ранее высказанному примеру о деятельности банков и организаций по микрофинансированию. Закон о рынке капитала дает ровно такие же возможности заработать на рынке, как и Закон о финансовых институтах – банкам или Закон о микрофинансовых организациях – этим структурам. Нет в новом законе, так же как и в любом другом законе, секретов о том, как успешно делать бизнес. Законы создают условия и предоставляют возможности. Но они не могут обязать участников рынка быть эффективными и предприимчивыми.

Lasă un răspuns